Устав\Архив
[На главную] [Написать письмо]
  • Минтруд объяснил повышение пенсионного возраста для женщин на 8 лет

  • Мосгордума одобрила проект о продлении времени голосования на выборах мэра

  • Владелец задержанного на Украине российского судна обратился в МИД


  • Телефон в Москве:
    8-(499)-763-3687


    ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ
    связи с избирателями
    Координационного Совета НПО
    "По защите избирательных прав граждан"
    Многоканальный телефон
    8-800-505-4721
    (звонок бесплатный)
    Многоканальный телефон
    В Москве
    (495) 978-52-08

    Вячеслав Смирнов: Создается новое правовое поле

    Вячеслав Смирнов: Создается новое правовое поле

    По материалам круглого стола Общественного комитета "За честные выборы!" от 26.04.2012

    Я являюсь председателем исполкома вновь созданной 5 февраля Демократической партии России, а также директором Института политической социологии. Я надеюсь, что еще с пятью партиями мы регистрацию получим в этом месяце. Я выскажусь по нашей теме. Политическая конкуренция, политические партии. В России политические партии представляют совсем не то, что они представляют во всем западном мире. У нас нет классового общества в данной ситуации, поэтому партии не представляют социальные или классовые интересы определенной группы избирателей. Это касается и партии "Единая Россия", представитель которой даже сегодня в выступлении говорил о том, что надо представлять интересы всей страны, всего общества, не дробить его на сегменты. А это значит, что не должно быть классовой борьбы, как таковой. Это касается и всех остальных политических партий. Я представляю Демократическую партию России. В этом месяце ей будет 24 года. Она всегда выступала с государственных позиций, с консервативных позиций, с христианско-демократических позиций, хотя несла в названии слово "демократическая", которое в народе ассоциировалось с либеральными идеями. Это касается всех других наших партий. У нас сословное общество. Поэтому только в нашей стране коммунисты могут говорить о том, что они будут обращаться в международный буржуазный суд. В любой другой нормальной западной стране это невозможно. Коммунисты не должны апеллировать к буржуазному обществу, к буржуазным институтам. У нас это возможно, потому что исторически коммунисты у нас всегда были патриотической партией. Они создавали Советский Союз и вынесли из этого Советского Союза все эти пережитки. Ориентировку на оборону, ориентировку на сильное государство. Во всем мире коммунисты - это антигосударственники. У нас очень своеобразное общество. У нас в парламенте большинство партий представляют из себя просто мешки для депутатов. И депутаты, уходя из одной партии, просто оказываются в другой политической партии, потому что договорились. У нас социал-демократические партии могут создавать депутаты и политики, у которых есть миллионные официально задекларированные долларовые счета. Невозможно, чтобы социал-демократ был одновременно миллионером. У нас представитель замечательной либеральной партии может прийти, как представитель партии, на встречу с прессой в майке армии обороны Израиля. Если бы либерал в Израиле пришел в военной форме Российской Федерации, был бы страшный скандал. У нас это допустимо, даже иногда играет на электоральную пользу, потому что у нас другое общество. Что нам подарила администрация Президента и Президент в роли нового закона? Хорошую замечательную игрушку для состоятельных людей, для прессы, для политтехнологов, для местных властей, которая позволяет сделать партию под ключ. Сидит в какой-нибудь области замечательный депутат мажоритарной областной законодательной Думы. Он независимый, он проходил пару раз по своему округу. Округ у него подготовленный, прикормленный, что называется. За него там точно будут голосовать. Он не хочет вступать в "Единую Россию", потому что он там растворится, много там народу. Он не хочет вступать в какую-то другую партию из парламентских, потому что там придется очень активно толкаться локтями. На уровне области не так уж много политиков, но придется себе поле выбивать. Он не хочет конкуренции. Но здесь у него появляется замечательная возможность. Если он возглавит федеральную партию, а 500 человек не так уж много по сегодняшним меркам, то он неожиданно в рамках своей области становится председателем федеральной партии. С ним Президент будет консультироваться по поводу выдвижения губернатора. Он же пройдет по одномандатному округу, и он один будет во фракции представлен у себя в законодательном собрании. Сразу Президент с ним будет консультироваться по поводу кандидатуры губернатора. А он один пока федеральный, второй пока не подтянулся. Он понимает, а что для меня стоит создать политическую партию. Самое сложное - это люди на местах. Мы говорим, что численность упала, но 45 председателей, которые в течение полугода все это будут регистрировать, где-то надо найти. Им надо платить зарплату. Стоимость политической партии, когда ты сам ее делаешь, нанимаешь кого-то, когда тебя избирают председателем обходится в стоимость двухкомнатной квартиры в Москве, то есть до полумиллиона долларов. В первую очередь - это люди на местах, 45 человек, это съезд, который нужно привозить, значит оплачивать билеты, прессу приглашать, тоже оплачивать, немного рекламы делать. В принципе плотно сидящий у себя на одномандатном округе депутат законодательного собрания тратит больше на свою избирательную кампанию. А так он сразу получает федеральный уровень. Мы получаем сразу половину регионов Российской Федерации, где хотя бы один такой человек заведется, который об этом задумается. И многопартийность у нас, как ни странно спускается с федерального уровня на местный уровень, потому что за мэра, допустим, небольшого города ему гораздо легче биться в качестве председателя федеральной политической партии. Потому что, если тебя сняли с мэров, как предпринимателя, это одно. А если тебя сняли с мэров, как председателя федеральной политической партии, это уже вопрос уровня Верховного суда и Президента, а не уровня районной прокуратуры. То есть он делает катализацию своего политического имиджа. И, конечно, это будет востребовано. Здесь никаких вопросов нет. Уже сейчас к нам обращаются многие коллеги, которые номинально состоят в "Единой России" в качестве мэров небольших городов, не идут на следующий срок, но просят совета. Я говорю про Институт политической социологии, а не про Демократическую партию России. От какой партии следующий мэр должен выдвигаться, чтобы не быть связанным с "Единой Россией". Не потому, что мы ее не любим, а потому что название в народе очень не популярное. Вот Путин популярен, а "Единая Россия" и власть - это не популярно. Приходят депутаты из некоторых наших оппозиционных партий и спрашивают: "Что нам делать?" Мы создаем, например, Партию пенсионеров, а по действующим законам мы - депутаты члены партии "Справедливая Россия". Максимум, что мы можем сделать - это выйти из партии "Справедливая Россия". Мы, вступая в новую партию, депутатский мандат на стол должны положить. У нас по действующему законодательству нельзя переходить в другую партию. В итоге создаются виртуальные партии. Партия как бы создалась, а никто из депутатов в нее вступить не может. Соответственно закон дает замечательную дырочку. Она была придумана для Президента Российской Федерации о том, что лидер партии может быть беспартийным. А теперь представьте такую замечательную вещь. Я партию создал и возглавил, как беспартийный, вы партию создали и возглавили, как беспартийный, еще кто-то создал. Беспартийный может входить в список другой партии при выборах в Государственную Думу или еще куда-то. Я вхожу в ваш список, а моя партия все равно на выборы идет. Закон это не запрещает. Просто меня нет в ее списке. Получается очень много дыр, которые избирательные комиссии, в том числе, будут вынуждены где-то закрывать, а где-то их просто невозможно закрыть. Создается новое правовое поле. Юристы будут востребованы. Очень интересно. Я думаю, что в течение 5 лет, особенно не на федеральном уровне, а на местах сложится новая политическая ситуация и новые центры влияния. Все-таки политические партии должны представлять интересы элит. А когда сидит где-то региональная элита и говорит, что мы в "Единую Россию" входим, но только губернатор не хочет нас слушаться... Когда это было так, чтобы республиканский политсовет диктовал губернатору, как жить? Всегда было наоборот. Губернатор пытался секретарем политсовета поставить послушного товарища, который честь отдает. То же самое будет при любом губернаторе от любой партии. Вот ЛДПР сейчас победит в качестве губернатора в Смоленске и что, губернатор будет подчиняться местному региональному отделению "Единой России", "Справедливой России"? Не важно, какой партии. Никогда этого не будет. Вопросы есть. По большому счету партия должна руководить чиновниками, а не чиновники партиями. А у нас такого нет.

    Комитет "За честные выборы!"